Кто такой Мумин Адилов?

Мумин Адилов — это человек, которому Леонид Соловьёв посвятил «Повесть о Ходже Насреддине». Кто же это такой и где находится горный кишлак Нанай, где погиб Адилов? Об этой трагической истории мы можем узнать из самого посвящения:

Памяти моего незабвенного друга Мумина Адилова, погибшего 18 апреля 1930 года в горном кишлаке Нанай от подлой вражеской пули, посвящаю, благоговея перед его чистой памятью, эту книгу. В нем были многие и многие черты Ходжи Насреддина — беззаветная любовь к народу, смелость, честное лукавство и благородная хитрость, — и когда я писал эту книгу, не один раз мне казалось в ночной тишине, что его тень стоит за моим креслом и направляет мое перо. Он похоронен в Канибадаме. Я посетил недавно его могилу; дети играли вокруг холма, поросшего весенней травой и цветами, а он спал вечным сном и не ответил на призывы моего сердца…

Автор самого подробного (за неимением других) жизнеописания Леонида Соловьёва, Евгений Колмановский, считает, что Мумин Адилов выдуман склонным к мистификациям писателем. При этом он ссылается на безрезультатные поиски каких-либо упоминаний о Мумине Адилове, предпринятые  Д. Молдавским, автором книги «Товарищ Смех».

Нам же кажется (ибо никаких документальных свидетельств за или против этой версии не удалось обнаружить), что Мумин Адилов существовал. Во-первых, такими вещами не шутят — выдумывать друга, якобы погибшего от подлой вражеской пули. А во-вторых, Мумин Адилов упоминается в соловьёвском рассказе «Солнечный мастер», причём подробности его гибели повторяются:

 Дня через три я рассказал об этом случае на комсомольском собрании национального пединститута. Студенты выслушали меня с удивлением.

Председатель Мумин Адилов, — впоследствии мой близкий друг…

 

И покидая взволнованную грозную Фергану, каюсь, я не вспомнил о Солнечном мастере: меня томила тревога за друга моего Мумина Адилова, который поехал в далекий кишлак Нанай, где убили двух уполномоченных райпосевкома.

 

Фергана цвела — мирная, богатая и счастливая. О цене, которую пришлось уплатить за этот расцвет и счастье, напоминал скромный памятник над могилой друга моего Мумина Адилова, погибшего весной 1930 года от вражеской пули в далеком горном кишлаке Нанай.

 

Какой смысл Леониду Соловьёву одинаково мистифицировать читателя в двух разных, не связанных друг с другом произведениях? Теперь немного географии. Получается, Мумин Адилов учился в знаменитом кокандском пединституте, погиб в кишлаке Нанай, а похоронен в Канибадаме. С Канибадамом и Кокандом всё понятно, а где находится этот горный кишлак Нанай? Неподалёку от Ферганской долины находятся два кишлака Нанай: один в Бостанлыкском районе Ташкентской области, недалеко от Чарвака, второй — в Янгикурганском районе Наманганской области. Причём оба они населены таджиками, и, по преданию, один из них основан переселенцами из другого. Скорее всего, более старым является кишлак Нанай возле Намангана, хотя это точно не доказано. Он же, вероятнее всего, является местом гибели Мумина Адилова, поскольку расположен ближе к Ферганской долине — на отрогах Чаткальского хрета, на самой границе с Киргизией. Оба кишлака Нанай популярны в настоящее время, как хорошо известные горные курорты, в их окрестностях находятся турбазы и дома отдыха. Наманганский Нанай также известен, как один из центров выращивания знаменитых наманганских яблок. Вот в таких красивых местах настигла Мумина Адилова подлая вражеская пуля:

nanaj

А похоронен Мумин Адилов в Канибадаме скорее всего потому, что он оттуда родом. Жаль, что не удалось найти никаких точных сведений об этом человеке, но это неудивительно, ибо тяжёлое становление советской власти в Фергане сохранило не так много документов.

Запись опубликована в рубрике По страницам книги с метками биография, Возмутитель спокойствия, Леонид Соловьёв, по страницам книги. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

73 − = 67