Ш. Казиев. Золотой осёл Насреддина.

Н а с р е д д и н (глядит в окно на небо). О, звезды! Откройте великую тайну… Открыли!

Х а н (в нетерпении). Когда же, когда?

Н а с р е д д и н. Я не смею сказать…

Х а н. Ну же! Очень подарков хочется!

Н а с р е д д и н. Свадьба будет… В день твоей смерти!

Х а н (подскакивает, как ужаленный). А ты не ошибся?!

Н а с р е д д и н. Звезды не ошибаются, мой повелитель…

Т о л с т ы й. Жаль, что они так высоко забрались! (Грозит звездам палкой.) Не то бы мы им хорошенько всыпали за такую дерзость!

Д л и н н ы й. У нас бы они заговорили по-другому!

Х а н. Но если хорошенько подумать… Слишком большая честь для дочки какого-то гончара стать женой самого хана!

Т о л с т ы й (в сторону). Жен у него и так много.

Д л и н н ы й (в сторону). А денег мало!

Х а н (усаживаясь на трон). Пусть лучше Фатима сделает большой… Нет, очень большой!.. Нет – огромный кувшин и убирается на все четыре стороны! Хоть на тот свет к своему Насреддину!

Н а с р е д д и н. О, какая мудрость! А насчет кувшина не беспокойтесь! Стоит мне только увидеть эту упрямую Фатиму и произнести пару страшных заклинаний… (Подходит к Ослу, гладит его.) Кушайкушай, приятель. (Хану.) Главное, чтобы гость ни в чем не знал отказа! Если ему не понравится прием, он может навсегда забыть свое волшебное “И-а!”. Тогда никакие кувшины не помогут.

Х а н. Я его так угощу! Так накормлю! Как сам никогда не ел! А когда Фатима сделает кувшин и наш драгоценный друг произнесет свое чудесное “И-а!”, я назначу тебя ханским звездочетом и подарю сундук золота! Честное ханское слово!

Т о л с т ы й. Сундук золота!

Д л и н н ы й. А нам?

Н а с р е д д и н (в сторону). Вам тоже достанется! (Хану.) Позволь спросить, какова в твоем ханстве цена палочного удара?

Х а н. Один золотой!

Н а с р е д д и н. Так знай же, твои слуги поколотили чудесного осла!

Х а н. Что я слышу? Они посмели огорчить моего лучшего друга?

Н а с р е д д и н. Еще как посмели! На целых пять золотых! Хватит на скромный свадебный подарок великому хану.

Т о л с т ы й. Мы не знали!

Д л и н н ы й. Мы не хотели!

Х а н. Раскошеливайтесь! И побыстрее! Не то заплатите своими головами!

Т о л с т ы й. Пощади, о, повелитель! Где нам взять пять золотых?

Д л и н н ы й. Мы так давно не получали жалование!

Х а н. Какая наглость! Эти глупые бездельники еще требуют денег!

Н а с р е д д и н. Ладно, уменьшу ваш должок. (Колотит слуг палкой.) Это – раз! Это – два! Остальное пусть получит хан! А то мне некогда! Я спешу к Фатиме!

 

Убегает. Хан хватает палку и колотит слуг.

 

Х а н. Это – три! Это – четыре! Это – пять!..

 

Слуги прячутся за Осла, но тот больно лягается.

 

О с е л (недовольно). А?..

 

Все замирают. Хан снимает тюрбан. Все заглядывают в него, ударяясь лбами.

 

Т о л с т ы й  и  Д л и н н ы й. Пусто…

Х а н. Не ваше дело! Их величество осел… просто изволили зевнуть.

 

Шатер Фатимы. Ф а т и м а  напевает грустную песенку.

 

               ПЕСЕНКА ФАТИМЫ

 

               О, несчастная я.

               Я осталась одна.

               Где ты, мой Насреддин?

               Где ты, мой господин?

               Лишь тебя я люблю,

               Лишь тебя я ждала.

               Где ты, мой Насреддин?

               Где ты, мой господин?..

 

Появляется  Н а с р е д д и н.

 

Н а с р е д д и н. Фатима!

Ф а т и м а. Кто зовет меня?

Н а с р е д д и н. Да это же я, твой Насреддин! Я пробрался сюда под видом звездочета!

Ф а т и м а (бросается к Насреддину). Насреддин! Ты пришел слишком поздно.

Н а с р е д д и н. О, моя прекрасная Фатима! Я спасу тебя! Не будь я Молла Насреддин!

 

С двух сторон выглядывают  с л у г и.

 

Т о л с т ы й. Молла Насреддин?!

Д л и н н ы й. Неужели тот самый?

 

Продолжают подслушивать.

 

Ф а т и м а. О, благородный Насреддин! Лучше уходи! Хан отрубит тебе голову!

Н а с р е д д и н. Она мне еще пригодится. Я стольких ханов обвел вокруг пальца, как-нибудь и с этим справлюсь. Лучше скажи, ты еще не разучилась делать кувшины?

Ф а т и м а. Мне теперь не до них.

Н а с р е д д и н. Хан хочет, чтобы ты сделала очень большой кувшин. А пока ты будешь его лепить, я что-нибудь придумаю!

Ф а т и м а (склоняя голову на грудь Насреддина). Я все сделаю, как ты велишь, любимый!

 

Покои Хана.  О с е л  лениво жует.  Х а н  старается ему угодить, предлагая всевозможные яства со своего стола.

 

Х а н. А вот, мой драгоценный друг, сладчайший мед! А вот халва! А вот ароматные персики! А какой инжир! А вот, не желаете ли, нежнейший щербет! Пальчики, то есть, копыта оближите! Просто завидую вашему аппетиту! А не желаете ли, для разнообразия, произнести маленькое волшебное “И-а?” У вас так замечательно получается! Прямо райское пение! И-а! А?.. (На всякий случай заглядывает в тюрбан.) А вот сахарные финики! И-а! (Отирает Ослу губы и обмахивает его полой своего халата.) А!?..Ну что вам стоит? (В сторону.) Мне понадобится очень большой сундук! Сто сундуков! Тысяча!

 

Вбегают  с л у г и.

 

Т о л с т ы й. Мы все подслушали!

Д л и н н ы й. Мы все разнюхали!

Х а н. Пошли прочь! У нас секретный разговор!

Т о л с т ы й. Этот звездочет – никакой не звездочет!

Х а н. Какие же вы у меня негодяи! Оскорбили самого осла! А теперь хотите оклеветать и мудрейшего звездочета?!

Д л и н н ы й. Это – Молла Насреддин!

Х а н (смеется). Может, золотой, который появился в моем тюрбане – тоже не золотой?

Т о л с т ы й. Фатима так и сказала: “Мой Насреддин!”

Д л и н н ы й. Мы слышали собственными ушами!

Х а н. Как бы вы не лишились своих ушей вместе с головами!

Т о л с т ы й. Пощади, повелитель!

Д л и н н ы й. Мы только хотели предупредить, что этот хитроумный бродяга добрался и до тебя! Не миновать беды!

Х а н. Ну и дураки же вы! Разве с того света возвращаются? Лучше скажите, как там насчет большого кувшина?

Т о л с т ы й. Она обещала сделать очень большой кувшин!

Д л и н н ы й. Мы слышали собственными ушами!

Х а н (потирает руки). Вот и хорошо! Значит уши вам еще пригодятся. А звездочет нам больше не нужен! Нечего было болтать всякие глупости про мою смерть. Да еще сундук золота ему подавай!.. Так что схватите его и казните.

Т о л с т ы й. А если он и в правду тот самый – Молла Насреддин?

Х а н. Тем лучше! Сколько ханов писали мне, что казнили Моллу Насреддина! А я что – хуже? Теперь и я им напишу. А то неудобно получается.

Т о л с т ы й. Не так-то просто покончить с Насреддином.

Д л и н н ы й. Придется очень постараться.

Т о л с т ы й. А мы который месяц жалование не получаем.

Х а н (недовольно). Ну, вы постарайтесь. А уж я-то вас награжу! Честное ханское слово!

Т о л с т ы й  и  Д л и н н ы й. Слушаем и повинуемся!

 

Исчезают.

Хан возвращается к Ослу, который уже начинает зевать.

 

О с е л. А… И…

Х а н (заглядывает в тюрбан). Да не “А-и”, ваше ослиное величество, а “И-а!”

О с е л (засыпая). А… И…

Х а н. Э-э! Еще рано! Я отведу вам ханскую спальню! Попозже! А пока – хоть несколько золотых “И-а!”

О с е л. А?.. И…

Х а н. Только не засыпайте! Лучше потанцуем!

 

Звучит музыка. Хан пускается в пляс, приглашая и Осла. Осел вскакивает и делает несколько кругов, разбрасывая копытами убранство покоев. Затем снова принимается за ханские яства, помахивая хвостом в такт музыке. Хан выделывает лихие “па”.

 

Х а н. Асса! Оппа! Тысяча сундуков! И-и-иххх!

 

Сад. С л у г и  караулят Насреддина.

 

Т о л с т ы й. Как появится – секир башка!

Д л и н н ы й. Голову ему уже отрубали – не помогло. Может, яду подсыпать?

Т о л с т ы й. Тоже пробовали. А что, если повесить?

Д л и н н ы й. Сколько раз вешали! А он все бродит по свету, на горе ханам и их верным слугам.

Т о л с т ы й (со страхом). А может он бессмертный, этот Насреддин?

 

Пауза.

 

Д л и н н ы й. Придумал! Его надо…

Т о л с т ы й. Утопить!

Д л и н н ы й. Тс!.. Идет!

 

Запись опубликована в рубрике Тексты с метками Возмутитель спокойствия, спектакль, театр, Ходжа Насреддин. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ seventy five = eighty