Ш. Казиев. Золотой осёл Насреддина.

Д л и н н ы й. Ну и глупец ваш султан! Я бы не тронул такого осла, даже если бы в него вцепилась целая туча пчел!

Т о л с т ы й. Но для чего же ты прибыл к нам, о великий звездочет?

Н а с р е д д и н. Когда казна султана опустела, звезды сжалились и открыли мне, что тот чудесный кувшин был сделан Фатимой.

Т о л с т ы й. Фатимой?

Н а с р е д д и н. Дочерью гончара Ибрагима.

Д л и н н ы й. По-моему, он говорит о невесте нашего хана!

Н а с р е д д и н. Султан повелел мне отыскать эту Фатиму, купить у нее самый большой кувшин и, как только он наполнится золотом при помощи чудесного “И-а” (Гладит Осла.), привезти его султану.

Т о л с т ы й. Самый большой кувшин?!

Д л и н н ы й. И зачем ему столько золота?!

Н а с р е д д и н. Чтобы нанять огромную армию и пойти войной на вашего хана! А после – жениться на Фатиме и завладеть всеми кувшинами, которые она сделает!

Т о л с т ы й. Так-так-так… Заговор!

Д л и н н ы й. А мы его раскрыли! Нам полагается награда!

Т о л с т ы й. Большая награда! Скорее в ханский дворец!

 

Длинный забирается на Осла.

 

Д л и н н ы й. Ну, пошевеливайся!

 

Осел сбрасывает его, продолжая уплетать фрукты.

 

Н а с р е д д и н. Неужели вы хотите обидеть это нежное существо?

 

Толстый тянет за уздечку, а Длинный толкает сзади. Осел лягается.

 

Д л и н н ы й. О-о-ой! А-а-ай!

Т о л с т ы й. Сказано тебе: он любит ласку и уважение!

 

 

Покои хана. Х а н – старый, горбатый и кривой на один глаз пересчитывает золото у сундука.

 

Х а н. Девяносто восемь, девяносто девять… Ну хоть бы еще один золотой! Может, куда-нибудь закатился?

 

Хан ползает, пытаясь найти золотой.

 

 

 

               ПЕСЕНКА ХАНА

 

               Деньги, деньги, деньги!

               Как я их люблю!

               Я за них любому

               Голову срублю!

 

               Деньги, деньги, деньги

               Все несите мне!

               Стану я богатым!

               Женюсь на Фатиме!

 

               Деньги, деньги, деньги,

               Пожалуйте в сундук!

               Он – мой самый верный

               И любимый друг!

 

С л у г и  вносят разукрашенный паланкин.

 

Х а н. А, мои верные слуги!

Т о л с т ы й  и  Д л и н н ы й. Слава повелителю!

Х а н. Золото принесли?

Т о л с т ы й. Нет, мой повелитель! То есть, да!

Х а н (потирает руки). Значит, принесли?!

Д л и н н ы й. Да, мой повелитель! То есть, нет!

Х а н. Говорите толком, или я прикажу отрубить ваши глупые головы!

Т о л с т ы й. Я принес…

Д л и н н ы й. Это я принес!

То л с т ы й  и  Д л и н н ы й. Мы принесли лучший подарок на свете!

 

Они откидывают покрывало. В паланкине возлежит  О с е л.  Перед ним сидит  Н а с р е д д и н,  держа в руках поднос с фруктами.

Хан удивленно пятится и проваливается в сундук.

 

Х а н. Осел?!

Т о л с т ы й. О, мой повелитель, не называйте так это чудесное создание!

Д л и н н ы й. Только полюбуйтесь, сколько благородства в его морде!

Т о л с т ы й. А уши? А хвост? И шерсть у него, как бархат!

Д л и н н ы й. А копыта?! (Трет ушибленный бок.) О, как приятно их нежное прикосновение!

Т о л с т ы й. Царственная особа!

Д л и н н ы й. Прямо, как ты, о великий повелитель!

 

Хан закрывает сундук и усаживается на трон.

 

Х а н. Осел и есть осел!

 

Слуги подползают к хану и нашептывают ему в оба уха, показывая то на Осла, то на Насреддина.

Хан изумленно вращает своим единственным глазом.

 

Х а н. Война? И-а?! Золото? И-а?! Кувшин? Фа-ти-ма?! И-а?! Осел?!

Н а с р е д д и н (в сторону). Поглядим, кто тут настоящий осел!

Х а н (Насреддину). Значит, ты – мудрейший ученый и величайший звездочет?

Н а с р е д д и н (кланяясь). Здесь я – всего лишь слуга великого хана.

Х а н. То-то! В моем ханстве я сам – мудрейший и величайший! И не такой осел, чтобы верить какому-то ослу!

 

Слуги вновь яростно нашептывают Хану, размахивая руками.

 

Х а н. Мы ждем доказательств!

Н а с р е д д и н. Слушаю и повинуюсь!

 

Насреддин делает таинственные факирские пасы над слугами. Те в испуге прячутся за Хана. Насреддин делает пасы и над Ханом, снимает с него тюрбан, под которым оказывается лысина. Хан в испуге прикрывает ее руками. Насреддин незаметно достает золотую монету.

 

Н а с р е д д и н (в сторону). Мой единственный золотой! Чего не сделаешь ради любимой!

 

Опускает монету в тюрбан, подходит к Ослу и отнимает у него грушу, которую тот собирается проглотить.

 

Н а с р е д д и н (помахивая грушей перед мордой Осла). О, чудесное существо, великий хан желает услышать ваше бесподобное “И-а”! (Тише.) Давай, приятель, не стесняйся.

О с е л (громко). И-а!!!

 

Насреддин возвращает грушу на место и оборачивается к хану.

 

Н а с р е д д и н. Свершилось!

 

Слуги заглядывают в тюрбан, ударяясь лбами.

 

Т о л с т ы й  и  Д л и н н ы й. Золото!

 

Хан отгоняет слуг, достает из тюрбана золотую монету и пробует ее на зуб. Затем запирает ее в сундук и садится сверху.

 

Х а н. Ровно сто! Продолжай, звездочет!

Т о л с т ы й. О, мой повелитель! Вы забыли про Фатиму!

Х а н. Я только о ней и думаю! Я даже отвел Фатиме лучший шатер в моем саду!

Н а с р е д д и н (в сторону). Шатер в саду!

Т о л с т ы й. Велите ей сделать большой кувшин!

Д л и н н ы й (показывает на Осла). И каждое его “И-а!” принесет тысячи золотых!

Х а н. Верно! У нее и приданного никакого нет! Пусть хоть кувшин сделает!

Т о л с т ы й  и  Д л и н н ы й. Слава повелителю!

Х а н. Ей бы радоваться, что станет женой моего величества, а она все плачет и плачет. Да еще вбила себе в голову, будто она – невеста Моллы Насреддина!

Н а с р е д д и н (радостно). Насреддина?!

Х а н. Да этого врага благородных ханов давно на свете нет! Один хан писал мне, что сжег Насреддина на костре, другой, что повесил, а третий, что отрубил ему голову!

Т о л с т ы й. Это все знают!

Д л и н н ы й. Сожгли, повесили и отрубили голову!

Х а н. Глупая девчонка! А может ей кажется, что я для нее слишком стар?

Т о л с т ы й. Нет никого моложе хана!

Х а н. Или, что я горбат?

Д л и н н ы й. Это не горб! Это вместилище мудрости! Наш хан настолько мудр, что его мудрость не умещается в голове.

Х а н. Или, что у меня всего один глаз?

Т о л с т ы й. Наш хан и одним глазом видит всех насквозь! Зачем ему второй?!

Х а н. Или, что я лыс?

 

Слуги в растерянности.

 

Н а с р е д д и н. О нет! (Разглядывает лысину.) Просто блеск ханской мудрости ослепляет простых смертных!

Х а н (слугам). А? Ослепляет?

Т о л с т ы й. Глазам больно.

Х а н. То-то! (Надевает тюрбан.) Скоро и Фатима поймет, какой я красавец. А то люди думают, что я просто так женюсь, и не хотят нести подарки.

Н а с р е д д и н (в сторону). Размечтался, старый осел!

Х а н. Если ты звездочет, то скажи, скоро ли свадьба?

Запись опубликована в рубрике Тексты с метками Возмутитель спокойствия, спектакль, театр, Ходжа Насреддин. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

two × = fourteen