Возмутитель спокойствия (Л.Филатов)

– Рябой!

Вельможа (откладывая карандаш)

Не верю!.. Зная вкус моей супруги,

Не верю, что столь мерзок он собой!

На мой вопрос – каков он, Насреддин, –

Покамест не ответил ни один!..

Красавица (робко)

Веснушчатый… Курносый… Синеглазый.

Вельможа (дотошно)

А цвет волос?

Красавица (уверенно)

Естественно, блондин!

Вельможа (удовлетворенно захлопывает записную книжку)

Ну, вот теперь мы знаем твой портрет!

Теперь для нас твой облик не секрет!

Теперь ты можешь скрыться лишь в Рязани,

Но в Бухаре тебе спасенья нет!

Эпизод первый

Утро. Берег пруда на окраине Бухары. На берегу собралась толпа горожан. Из пруда доносятся истошные крики утопающего.

Кое-кто на берегу пытается помочь несчастному. Насреддин подходит к одному из зевак.

Насреддин

Скажи, чего он так кричит и стонет,

Мужчина, что купается в пруду?

Зевака (мрачно)

Он вовсе не купается. Он тонет.

Насреддин

Как тонет?.. У сограждан на виду?

Но коль и впрямь он тонет, этот дядя…

Зевака (убежденно)

Ещё минута – и ко дну пойдет!

Насреддин (продолжает)

…То почему, на этот ужас глядя,

Никто из вас и ухом не ведет?

Зевака

Попробуй-ка спаси такого злюку!

Ты видишь, как волнуется народ?

Все тянутся к нему, дай, просят, руку.

Он тонет, но руки им не даёт!

Насреддин (задумчиво глядит на утопающего)

Он человек богатый и премерзкий…

Зевака

Да ну?..

Насреддин

Готов побиться об заклад!

Зевака

Но как ты угадал?.. Ведь ты не местный.

Насреддин

Мне многое сказал его халат!

Зевака (недоуменно)

Все ходят в Бухаре в таких халатах!

Насреддин (наставительно)

Не всё! Раскинь умишком, коль не глуп.

Халатец дорогой, но весь в заплатах.

А значит, наш клиент богат, но скуп!

Усвой одну нехитрую науку:

Когда богатый, скажем, тонет бай,

Нельзя ему совать пустую руку

С тупой и идиотской просьбой: дай!

Зевака

А как же быть?

Насреддин

Зажми в руке монету

И протяни бедняге с криком: На ! –

И, клюнув на простую хитрость эту,

Он – даже мертвый! – выплывет со дна!

(Насреддин подходит к краю пруда и некоторое время наблюдает за утопающим.)

Боюсь, что поздно!.. Он уже не дышит!

Зевака (подтверждает)

И с виду – не проворнее бревна!

Насреддин

А ну-ка я проверю!.. Вдруг услышит

Столь милое ему словечко…

(Протягивает утопающему руку.)

На!..

Утопающий вцепляется в протянутую руку мертвой хваткой. Насреддин вскрикивает от боли, но всё-таки вытаскивает утопающего на берег. Но спасённый, судя по всему, не спешит освободить своего спасителя.

Какой ты неотвязчивый, однако!

Мне следует себя теперь спасти!

(Зеваке)

Вцепился в кисть, как будто в кость – собака!

Спасённый приходит в себя, и Насреддин аж отшатывается, увидев, насколько тот горбат и уродлив.

Оставь меня!.. Ты слышишь?! Отпусти!..

Спасённый

Я жив!

(злобно)

Толпа, я чувствую, не рада?!

Прочь, лодыри!.. Очистить берега!

(Насреддину)

А ты, прохожий, стой!.. Тебе – награда!..

(роется в кошельке)

Аж целых… целых… целых полтаньга!..

(швыряет Насреддину монету)

Насреддин (кланяясь)

Ты преисполнен щедрости небесной!

Знать, жизнь тебе и вправду дорога,

Когда ты оценил её, любезный…

Не сбиться бы со счета… в полтаньга!

Имея сумму крупную такую,

От пуза я наемся и напьюсь!

Уж я на эти деньги пошикую,

Уж я на эти деньги развернусь!

В это время кто-то мягко берет Насреддина под руку и отводит в сторону. Это один из горожан, бухарский кузнец Юсуп.

Юсуп

Я вижу, в Бухаре ты гость не частый,

Не посвящен ты в правила игры,

Иначе б знал, какой самум несчастий

Навлек ты на бухарские дворы!

Его у смерти вытащив из пасти,

Ты страшный Бухаре нанёс удар,

Поскольку тот, кого, к несчастью, спас ты,

Не кто иной, как ростовщик Джафар!

Во-он, видишь, дом Садыка-сыровара?

Ему, бедняге, лучше помоги!

Ведь дом его по милости Джафара

Сегодня арестован за долги!

Насреддин (с отчаянием)

И вправду будь он проклят, этот демон!..

Поверь, мой образ жизни не таков,

Чтоб я считал своим любимым делом

Спасенье из воды ростовщиков!

(с упрёком)

Но больше вас виновен я едва ли:

Я здесь чужой, Аллах меня прости!

А вы зачем пример мне подавали,

Пытаясь эту гадину спасти?

Юсуп

Да, местные старались, но для виду,

Поскольку не спасать беднягу – грех,

Но больший грех – спасти такую гниду,

Поэтому ты грешен больше всех!..

Насреддин (решительно)

Считай, я этот грех уже оплакал!..

Я слов бросать на ветер не люблю,

И этого хорька – клянусь Аллахом! –

Я в том же водоеме утоплю!

Эпизод второй

Чайхана на свежем воздухе. Посетители расположились группками прямо на земле посреди дымящихся мангалов. У коновязи, скучая, пощипывает травку ишак Насреддина.

Сам Насреддин, никем не замеченный, устроился отдельно от всех в глубине двора. Появляется солдат городской стражи.

Стражник (Чайханщику)

Скажи, не проезжал ли тут один

На сером ишаке простолюдин?

Чайханщик

Да тут полным-полно простолюдинов!

Стражник (понизив голос)

Но этот-то особый!.. Насреддин!..

Посетители чайханы настораживаются, разговоры между ними затихают, и все взгляды обращаются к стражу порядка.

Чайханщик (с наигранной заинтересованностью)

Каков он с виду, этот Насреддин?

Стражник (важно)

Курносый. Синеглазый. И блондин.

Кто-то из посетителей прыскает в кулак.

Чайханщик (в ужасе)

И в этом вызывающем обличье

Он шляется по улицам, кретин?!

Стражник (чувствуя подвох)

О чём ты?

Чайханщик (поясняет)

Это всё-таки Восток!..

Восток всегда к блондинам был жесток.

Вот появись он где-нибудь в Калуге,

Он вызвал бы там бешеный восторг.

Первый посетитель

Но я, признаться, слышу в первый раз,

Что он светловолос и синеглаз!

Стражник (впивается взглядом в Первого посетителя)

Ах, значит, ты встречался с Насреддином!

Не скажешь ли, дружок, где он сейчас?

Посетитель тревожно сопит, не зная, что ответить. Ему на выручку бросается Второй посетитель.

Второй посетитель

Дом Насреддина – это целый мир:

Багдад и Басра, Мекка и Каир!

Третий посетитель

Да Насреддин – куда бы ни приехал –

В любой стране – любимец и кумир!

Стражник

Но если верить местной детворе,

То Насреддин сегодня в Бухаре!..

Четвёртый посетитель

Возможно. Но поймать его не проще,

Чем тень вон той пичуги во дворе!

Стражник (хвастливо)

Но я его поймаю!

Первый посетитель

Поглядим!

Охотишься за ним не ты один!

Но кто хоть раз встречался с Насреддином,

Тот знает: Насреддин непобедим!

Стражник обводит присутствующих недобрым взглядом, словно запоминая каждого в лицо, потом злобно сплёвывает и уходит. Посетители провожают его смехом, свистом и улюлюкиванием. Их останавливает скрипучий голос Незнакомца, до этих пор не вмешивавшегося в происходящее.

Насреддин (скрипучим голосом)

Хвала Аллаху, есть надежный круг

Друзей и три десятка верных рук,

Которые помогут Насреддину!

Чайханщик

Но кто ты?

Насреддин

Я его старинный друг!..

(подсаживается поближе к посетителям.)

Но должен вам заметить наперед,

Что Насреддин давно уже не тот,

Которого в своем воображенье

Рисует наш доверчивый народ!..

Он стал серьезен и благочестив,

С простонародьем – груб, с начальством – льстив,

Он поменял друзей, привычки, облик

И вообще сменил судьбы мотив…

Он стал ленив, прожорлив и пузат…

Он на сварливой женщине женат…

Он целый день проводит на базаре,

Где продает редиску и шпинат…

Былой герой, короче говоря,

Навек утратил славу бунтаря,

А вместе с ней – почет и уваженье,

Безмозглости своей благодаря!

Первый посетитель

Брось, Незнакомец!.. Судя по всему,

Ты попросту завидуешь ему!

Второй посетитель (с удивлением)

Но это – как завидовать Хафизу…

Иль, скажем, Авиценне самому.

Третий посетитель

Похоже, этот самый Насреддин

Тебе изрядно в жизни навредил!

Четвёртый посетитель

Но чем? Украл твой коврик для намаза?

Ветвистыми рогами наградил?

Чайханщик (кричит)

А я узнал мерзавца!.. Это он,

Эмира соглядатай и шпион!..

Довольно споров!.. Бей его, ребята!

Бери его в кольцо со всех сторон!

Посетители, подзадоривая друг друга боевыми возгласами, колотят Насреддина. Беднягу выручает ишак – своим трубным ревом он отрезвляет дерущихся. Кряхтя и постанывая, Насреддин плетется к своему спасителю и благодарно обнимает его за шею.

Насреддин (ишаку, тихо)

Всё справедливо. Никаких обид.

Знать, Насреддин в народе не забыт!

Я посягнул на собственную славу

И собственною славой был побит!..

Эпизод третий

Двор ростовщика Джафара. Сам Джафар стоит на пороге своего дома и с брезгливым любопытством разглядывает стоящих перед ним должников – гончара Нияза и его дочь Гюльджан (лицо её закрыто чадрой)

Здесь же во дворе, ближе к зрителям, за старым тутовником притаились трое наблюдающих – кузнец Юсуп, Насреддин и его верный ишак.

Джафар (глумливо)

Не смей рыдать! Не делай скорбной позы!

Твоё мне опротивело нытье!..

Не думаешь ли ты, что эти слезы

Растопят сердце грубое мое?

Нияз (сквозь слезы)

Я всё тебе верну, Аллах свидетель,

Но дай отсрочки мне хотя бы год!

Весь год я на тебя, о благодетель,

Без передышки буду тратить пот!

Джафар (перебивает, не слушая)

Какой себя ты тешишь перспективой,

Какой в своих рыданьях видишь толк?

«Отсрочь мне долг!» – ты просишь, нечестивый!

А я тебя прошу: «Верни мне долг!»

Юсуп (возмущенно)

Старик в слезах, а этот зубы скалит!

Ух, так бы и намял ему бока!..

Безжалостный злодей! Проклятый скаред!

Внебрачный сын козы и ишака!

Насреддин (мягко)

Ругай его неистово и яро

И не жалей для брани языка,

Все образы годятся для Джафара,

Но я прошу: не трогай ишака!

Джафар (внушительно)

Запись опубликована в рубрике Тексты с метками Бухара, Возмутитель спокойствия, Гуссейн Гуслия, Гюльджан, Джафар, Леонид Соловьёв, Ходжа Насреддин. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 + 8 =