Медресе Мир-Араб

Один из символов Благородной Бухары — знаменитое медресе Мир-и-Араб (Леонид Соловьёв использует более старое русское написание: «Мир-Араб»). В книге «Возмутитель спокойствия» читаем:

Ходжа Насреддин с волнением узнавал знакомые улицы, чайханы и минареты. Ничего не изменилось за десять лет в Бухаре, все так же облезшие собаки дремали у водоемов, и стройная женщина, изогнувшись и придерживая смуглой рукой с накрашенными ногтями свою чадру, погружала в темную воду узкий звенящий кувшин. И все так же наглухо были заперты ворота знаменитой медресе Мир-Араб, где под тяжелыми сводами келий ученые улемы и мударрисы, давно позабывшие цвет весенней листвы, запах солнца и говор воды, сочиняют с горящими мрачным пламенем глазами толстые книги во славу аллаха, доказывая необходимость уничтожения до седьмого колена всех, не исповедующих ислама. Ходжа Насреддин ударил ишака пятками, проезжая это страшное место.

Вот так примерно мог видеть знаменитое медресе Ходжа Насреддин, проезжая мимо:

b_mir_arab

Фото конца XIX – начала XX века

Медресе, другими словами духовное учебное заведение было построено в 1503 году и названо в честь арабского шейха Саида Абдуллы Ямани, одного из ярчайших представителей суфийского ордена Накшбандийа, о котором мы чуть подробнее расскажем в статье про основателя этого ордена — святого Богаэддина (Бахауддина Накшбанди в более современном написании). Ямани, как видно из последней части его имени, родом из Йемена. Многолетние дервишские скитания в итоге занесли его в Бухару, где судьбе было угодно сделать его виднейшим богословом и советником тогдашнего хана Убайдуллы и воплотить ханские бенефиции в строительство медресе.

Про особенности здания можно говорить долго. Если вкратце, то современных учёных восхищает всё: от продуманной акустики, благодаря которой в любом помещении ученики без труда могут внимать наставлениям учителя, и до специальных отверстий, из-за которых образуются прослойки холодного воздуха, помогающие фокусировке зрения на орнаменте близлежащего минарета.

medrese_mir_arab 1894

Рисунок Пясецкого («Нива», 1894, № 39).

Медресе хорошо известно и за пределами Средней Азии. Будучи одним из древнейших учебных заведений в мусульманском мире вообще, Мир-Араб всегда был желанной целью для суфиев-мистиков любых национальностей, стремившихся на священную бухарскую землю. Пожалуй. Леонид Соловьёв несколько сгустил краски, изображая религиозную нетерпимость и закоснелость улемов и мударрисов Накшбандийа, хотя известная реакционность присуща большинству учебных заведений с давними традициями — с этим, нам кажется, многие согласятся.

Мир-Араб было настолько популярно, что по особому ходатайству в 1945 году была возобновлена деятельность медресе. Учебный план утверждался в Москве, мусульмане приезжали учиться в Бухару со всех концов СССР. И по сию пору велика слава Мир-Араб, как одного из самых престижных медресе мусульманского мира. Встречалась даже информация о возможности факультета, где велось бы преподавание на русском языке.

Вот как выглядит медресе в наши дни:

medrese_mir_arab

Но вспомним вновь нашего Ходжу Насреддина, который хорошо знал цену академическому образованию:

– Я учу этого ишака богословию, – невозмутимо ответил Ходжа Насреддин. – Мы уже заканчиваем коран и скоро перейдем к шариату.

По чайхане пошел гул и шепот, многие встали, чтобы лучше видеть.

Глаза чайханщика округлились, рот приоткрылся. Еще никогда в жизни ему не приходилось видеть такого чуда. В это время ишак снова стукнул копытом.

– Хорошо, – похвалил Ходжа Насреддин, переворачивая страницу. – Очень хорошо! Еще немного усилий, и ты сможешь занять должность главного богослова в медресе Мир-Араб.

Запись опубликована в рубрике Бухара с метками Бухара, Возмутитель спокойствия, Леонид Соловьёв, Ходжа Насреддин. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

62 − 59 =