Мост отрубленных голов

Как вы наверное помните из книги, гадальщики обитали в Коканде на мосту Отрубленных голов. Где же он находился и как мог выглядеть? Может быть в Коканде и сейчас можно увидеть этот мост? Попробуем разобраться.

Итак, что мы знаем о мосте Отрубленных Голов? Как следует из текста книги, мост воздвигнут через Сай (Коканд-сай — самый большой арык в городе, часть сложной ирригационной системы, питающейся от реки Сох), и в его каменной ограде находились ниши, занимаемые гадальщиками:

Затем по берегу Сая он вышел к мосту Отрубленных Голов.

Этот мост назывался так страшно потому, что здесь в прежние времена обычно выставлялись на высоких шестах головы казненных; теперь, по ханскому повелению, шесты с головами водружались на главной площади, чтобы их видно было из дворца, а мост, сохранив от минувшего только зловещий титул, перешел во владение гадальщиков и предсказателей.

Их всегда сидело здесь не меньше полусотни – этих мудрых провидцев сокрытых предначертаний судьбы. Наиболее почитаемые и прославленные занимали ниши в каменной ограде моста, другие, еще не достигшие таких высот, расстилали свои коврики возле ниш, третьи, самые младшие, размещались где попало.

Начнём с того, что в Коканде тех времён (а речь идёт о конце XVIII – начале XIX века) насчитывалось не так много каменных мостов, так как подобные сооружения были довольно дорогостоящими и частенько разрушались как от природных катаклизмов, так и при военных конфликтах. К сожалению, практически ни один из них не сохранился до наших дней. Единственный выживший кокандский мост XIX века – это «Ялонгоч-ота» (Голый дервиш) перекинут через речку Коканд-сай. Считается, что мост был построен на собранную оборванным дервишем милостыню.

jalongoch_ota

А вот самому большому мосту Коканда, который называется Хишт-Куприк (просто «Каменный мост» в переводе), повезло меньше. Он был построен во времена Мухаммед-Али-Хана, между 1822 и 1829 годами, был украшен своеобразными башенками-минаретами с лестницами внутри. С обеих сторон  моста были устроены легкие лавочки, а четыре из них представляли собой порталь­ные помещения (быть может, вот они — ниши гадальшиков?), сделанные из жженых кирпичей со арочными проемами на обратной. Также Хишт-Куприк был полностью крытым ,чтобы оберегать кокандцев от беспощадных лучей среднеазиатского солнца. В конце XIX – начале XX века пере­крытия и лавки убрали. На фоне этого моста, говорят, даже фотографировался последний кокандский хан (вот бы найти фото!), но вся этак красота обвалилась в 1936 году. Сейчас Хишт-Куприк представляет собой современную конструкцию.

Чуть ранее (когда Ходжа Насреддин и Багдадский вор только въезжали в город) в книге говорится:

Миновали старинную медресе — гнездо кокандских поборников ислама, каменный мост через бурливый мелководный Сай, — и передними открылась главная площадь с ханским дворцом за высокими крепостными стенами.

Упоминание медресе (медресе Джами), которое находится на этой же улице, точно указывает, что мост в тексте — именно Хишт-Куприк, но про отрубленные головы ничего нет, значит мост с гадальщиками — скорее всего другой.

Название «мост Отрубленных Голов» не упоминается ни в какой специализированной литературе. Правда, библиографическая, а тем более визуальная база истории архитектуры Коканда чрезвычайно бедна. Мог ли знать Леонид Соловьёв какую-нибудь легенду, быть может устную, про некий кокандский мост, на котором когда-то стояли шесты с отрубленными головами? Конечно, мог. Писатель жил в Коканде с 1921 по 1930 год, приезжал сюда и в тридцатые.

Сохранились упоминания о многих других мостах Коканда: Кампыр-куприк или мост Старухи, мост в квартале Чархна-куприк (мост Пряхи), но нет никаких данных, имелись ли на них ниши. Вряд ли.

Есть другой кандидат на звание моста Отрубленных Голов. Это второй по значимости мост Коканда тех времён, имевший симметричные каменные ниши-лавочки по обеим сторонам и перекрытия от солнца, также не сохранившийся до наших дней. Он назывался Дерезлик, располагался напротив дворца хана (чем не причина водружать на него головы?) и был построен в 1856 году, уже при Худояр-хане, неким строителем по имени Мусульменкул. Но если допустить, что это и есть искомый мост, то время действия романа сдвигается на вторую половину XIX века, что представляется малоправдоподобным. Хотя Леонид Соловьёв в первую очередь писатель, а не историк, поэтому не зазорно с его стороны допускать подобные анахронизмы. Кстати, вполне вероятно, что и до 1856 года на этом месте стоял мост, подобный Хишт-Куприк.

Есаул Н. И. Потанин, провожавший в 1829 году кокандских послов, упоминает именно два красивых моста с башенками на въезде и выезде из города, один из них находился как раз напротив ханского дворца: весьма похоже, что это и был предшественник Дерезлика. Из текста записок Потанина ясно, что других каменных мостов им замечено не было, так что, если допустить, что время действия книги происходит не при Худояр-хане, то один из этих мостов (Дерезлик или Хишт-Куприк) и является прототипом моста Отрубленных Голов.

Запись опубликована в рубрике Коканд с метками Коканд, Леонид Соловьёв, Очарованный принц, по страницам книги. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

+ 18 = 21